Газета «Советская Белоруссия» №39 (22694), от 27 февраля 2007 года
Всем выйти из тени!

https://www.sb.by/article.php?articleID=57073

 

Всем выйти из тени!

Дешево и сердито Два года назад на товарах появились контрольные знаки. Сейчас маркируют кофе, видеокассеты, мобильные телефоны, обувь… Казалось бы, ну что такое небольшая марочка? Но в Министерстве по налогам и сборам утверждают: благодаря новой системе доходы в бюджет выросли на два процента. В полтора раза увеличился легальный импорт… Контрольные знаки оказались весьма действенной мерой учета. Они позволили вывести из тени нелегальные товарные потоки и одновременно защитить права покупателя. Это — уже факт. О том, как будет развиваться система, «СБ» рассказывает заместитель министра по налогам и сборам Василий Каменко. — Василий Борисович, какова, на ваш взгляд, доля теневого рынка Беларуси? — По данным Министерства статистики, полученным путем исследования домашних хозяйств, анализа производства и таможенной информации, примерно 15 процентов валового продукта страны создается в тени. Много это или мало? Исследователи утверждают, что даже в СССР, где существовало исключительно централизованное распределение материальных ресурсов и, образно говоря, гвоздя нельзя было получить без ведома Госснаба, 4 процента ВВП умудрялись скрывать. Сегодня в России, по некоторым оценкам, сокрыто в 10 раз больше. Есть страны–рекордсмены. Скажем, в Греции количество нелегальных сделок достигает 70 процентов. Производителям и прежде всего продавцам товаров и услуг в какой–то степени это выгодно: продукция быстро вовлекается в оборот, растет их благосостояние. Но государство теряет налоги. Мы, допустим, недобираем около трети бюджета — 7 триллионов рублей! Взыскать все эти деньги невозможно, но стремиться к тому надо. Как? 250 лет назад основоположник экономической теории Адам Смит вывел классическую формулу предпринимательской деятельности: деньги — товар — деньги+. Проследить теневые денежные потоки практически невозможно, а вот товар — «слабое звено». Его нужно перевозить, где–то хранить — скрыть трудно. Мы заставили импортеров и производителей маркировать наиболее «уязвимые» — ходовые или с большой долей налогов в цене — продукты, начав в 2005 году с пива и моторного масла. Затем в продаже появляются «меченые»: растительное масло, рыбные консервы, безалкогольные и слабоалкогольные напитки, моющие средства. С декабря в этом перечне — обувь, сотовые телефоны, чай, кофе, кассеты–диски, биологически активные добавки. Эффект превзошел ожидания. Например, импорт растительного масла вырос на 57 процентов, производство — почти на 40 процентов. По рыбным консервам — на 65 и 64 процента соответственно и так далее по списку. — То, что увеличился импорт, понятно: были легализованы теневые поставки, но что означает рост производства? Какая–то часть отечественной продукции шла на рынок нелегально? — Возможно. Но, скорее всего, отечественный товар занял освободившиеся от теневиков ниши. Условно говоря, отечественные птицефабрики получают зернофураж из России. Цена его формируется из расчета встречной поставки яиц. Десяток их в РФ стоит 0,45 доллара. У нас — 70 центов. Но даже в условиях низкой прибыльности держать внешний рынок очень важно — это поступление валюты, кроме того, чем больше загрузка предприятия, тем дешевле единица продукции. Но повезет ли в Россию яйцо тот, кто по договору с фабрикой должен забирать его в обмен на зернофураж? Скорее, он остановит машину в «Ждановичах» и в считанные часы реализует товар по 0,6 доллара за десяток. В результате фабрика не только с низкой рентабельностью отправляет яйца на внешний рынок, но и вынуждена конкурировать с собственной продукцией на местном. И это сегодня касается абсолютного большинства продуктов. Кстати, изобретенный нами метод контроля очень понравился хозяйственникам. Минпром, например, готов маркировать всю гамму продукции от утюгов до холодильников. Обивают пороги производители майонеза. Но техника маркировки каждого товара уникальна. Как и какую марку можно наклеить на пачку «провансаля» и при этом не сделать ее дороже нынешних 20 рублей? Пока не знаем. Нас пугали, что, мол, ничего не выйдет, на витрине будет стоять «меченый» товар, а покупателю принесут другой. Так на то и мыши, чтобы кот не дремал. Следим: подносят — конфисковываем всю партию. Были опасения, что вырастут цены. Поначалу скачок на 15 — 20 процентов на рынках наблюдался. Понятно: сверхдоходов больше нет, надо легально платить налог, поэтому начинают брать дополнительные деньги с покупателя. Но потом за счет сокращения теневых цепочек поставки и конкуренции цены возвращаются в привычные рамки. Маркировка оказалась довольно эффективным инструментом учета. В первом полугодии разработаем идентификационные знаки на телевизоры, минеральную и питьевую воду. — Появление такого количества маркированного товара не создает каких–либо неудобств для покупателя? — Пока только одно: чтобы вернуть не подошедшую по каким–то причинам неношеную пару обуви в течение двух недель, как это позволяет сделать закон о защите прав потребителей, покупателю необходимо сохранить коробку с идентификационным знаком. Иначе обратно не примут. А в остальном — только плюсы. Каждый контрольный значок имеет свой уникальный номер, по нему легко найти и продавца, и импортера. Это серьезный барьер для нарушений и распространения контрафактной продукции. Скажем, теперь покупателю сотового телефона стоит набрать на клавиатуре *#06#, сопоставить высветившийся на экране «IMEI» с указанным на коробке, чтобы убедится в легальности товара. Кстати Предполагаемый теневой оборот сотовых телефонов в 2004 — 2005 годах составил не менее 430 миллиардов рублей. А на маркировку остатков обуви в декабре было заказано 12 миллионов знаков, но только 2 миллиона из них — отечественные! А по официальной статистике, доля импорта в реализации этого товара — всего 30 процентов. Так что есть над чем задуматься специалистам…
Читать статью полностью на портале «СБ»:

https://www.sb.by/?area=content&articleID=57073